Русский учитель
 
  Главная    Статьи    Гостевая книга    1    2    3    4    5    6    7    map    blog  
Дорогие братья студенты, трудящиеся и, хочется сказать, аргентинские соотечественники! (Аплодисменты.)

Я прожил немало лет, но никогда не мог даже представить себе столь неожиданного и столь необычайно волнующего акта как этот (Аплодисменты и возгласы).

Хочу сообщить вам, что в этот самый час миллионы кубинцев также смотрят этот акт (Аплодисменты и восклицания: "Куба, Куба, Куба, народ приветствует тебя!"). От имени нашего народа бесконечно вас благодарю, потому что сила, возникшая из идей, возникшая из правды и справедливого дела, делает народы непобедимыми (Аплодисменты).

Мы себе представляли этот акт, или, по словам студентов и руководства университета, его задумали как мероприятие на юридическом факультете, мероприятие скромное. Оно должно было начаться в 7 часов вечера, в нем должны были принять участие несколько студентов, сидящих в зале, а на случай, если бы пришло больше народу, был подготовлен экран, чтобы все могли следить за этим актом.

Я мог бы покритиковать -- не вас, а наших товарищей и сказать им: "Вы недооценили аргентинский народ" (Аплодисменты). Стали поступать сообщения о том, что зал заполнился до отказа, что присутствующих было вдвое больше, чем мест, и что в боковых проходах также не было места, и что заполнился коридор и лестница тоже заполнялась, говорили, что там собралось 1 000, 2 000, 3 000 человек. В определенный момент по телеканалам также заговорили и стали объяснять, что здесь происходило, и вдруг я вижу кое-какие изображения -- мы как-то привыкли определить число людей, присутствующих на митинге, -- и вижу, что это походит на Площадь Революции на Кубе (Аплодисменты).

Все средства связи и подъезды отрезаны; хорошо еще, что эти аппаратики, которые так мешают и столько звонят, в такие моменты как этот -- я имею в виду сотовые телефоны -- служат для того, чтобы сообщаться между собой и узнавать, как обстоят дела.

Наш посол, один из группы виновников, недооценивших ситуацию (Смех) -- я знаю, что вы будете его защищать, потому что он очень любит аргентинский народ (Возгласы), - связывался со своей семьей, находящейся в зале факультета, где должен был проходить акт -- там было даже несколько детей, они думали, что это будет самым мирным из актов, и так оно и есть, не правда ли? -- даже не представлял себе, как способна организовываться масса народа; но там нельзя было повернуться, все были отрезаны и сообщались только при помощи сотовых телефонов. Входа не было ниоткуда, уже было объявлено, что войти невозможно, а я не мог смириться с мыслью не выполнить своего обязательства, с тем, чтобы ввиду физических обстоятельств, из-за того, что толпа перегородила доступ, не иметь чести и гордости приветствовать вас.

Было объявлено, что было невозможно, но я настаивал на том, что нет ничего невозможного (Аплодисменты), что эту проблему нужно решить, я не мог смириться с мыслью оставаться там в ожидании новостей. Всю свою жизнь я привык двигаться, идти туда, где возникают любые трудности, и я не мог смириться с тем, чтобы сесть в самолет, когда придет время в него сесть, не побывав в этом университете.

Конечно, я тут гость и, прежде всего, должен уважать закон, порядок; я не имею права делать абсолютно ничего, что хоть как-то может нарушить распорядок или распоряжение ваших властей.

Нужно сказать, что власти действительно максимально способствовали тому, чтобы найти какое-то решение.

С юридического факультета мне продолжали звонить и говорили: "Никто не уходит из зала". Немного продвинулись вперед в боковых проходах, в какой-то момент где-то что-то сломалось -- думаю, что это нам также придется взять на себя, поделить с кем-то или самим заплатить за ущерб, за разбитое окно, за какую-то брешь, пробитую патриотической и революционной толпой аргентинцев (Аплодисменты).

Тогда мы обратились к молодому члену нашей делегации, министру иностранных дел, которого вы видели и слышали, и я сказал ему: "Ты должен поехать туда, войди, как сможешь, поговори с присутствующими в зале, объясни им реальную и объективную ситуацию и узнай, что можно сделать, чтобы не проводить акт там", потому что было оправданное опасение, что если акт будет проводиться там, а экраны установлены в других местах, то некоторые, кто добровольно покинул зал, могут туда вернуться, словом, нужно было заявить о реальной необходимости выйти на университетскую лестницу и провести акт в этом месте.

Мы ждали с нетерпением, слушали нашего посланца двумя путями: по телевидению, поскольку некоторые телеканалы уже передавали его слова, и даже по сотовому телефону, и видели, как он старался уговорить людей, находившихся в зале, выйти сюда.

Вновь подтвердилась способность народов понимать, помогать, реагировать, потому что через несколько минут он мне говорит: "Они уже движутся к университетской лестнице".

Но предстояло преодолеть еще одно препятствие -- это были телевизионные камеры и микрофоны (Возгласы). Слушайте, не ссорьтесь с камерами сейчас, оставьте это на завтра, если хотите (Ему что-то говорят). Знаю, знаю, но нет, я слушал, действительно было желание проинформировать о том, что происходило, так что я не жалуюсь, но нужно было их установить, иначе только вы узнали бы о том, что здесь говорится.

Например, наш народ без камер, без технических средств не смог бы видеть то, что происходит в этот момент, и это стало причиной задержки на один час. Вам известно, что такое один час нетерпения? И вы, и мы испытали этот долгий, нескончаемый и бесконечный час нетерпеливого ожидания, потому что нужно было установить это, микрофоны и громкоговорители, оборудование и установки для прессы, ведь все было подготовлено для проведения предыдущего акта, и, по правде сказать, они смогли это сделать в рекордное время.

Мы спросили, было 8.40 вечера, и нам говорят: "Все готово, так что желательно, чтобы вы приехали побыстрее, потому что, с другой стороны, холодно", но этот холод не сильнее вашего тепла (Аплодисменты).

Видите, меня заставили надеть это, но я на деле в этом не нуждаюсь, я это сниму, потому что мне стыдно стоять здесь закутавшись (Снимает пальто).

Мы быстро выехали сюда, чтобы приехать более или менее в намеченное время, но это просто чудо - организационный подвиг, совершенный массой народа (Аплодисменты). Я никогда не забуду того, что сделали вы этим вечером, позволив нам уехать счастливыми и навечно благодарными.

Кое-кто может задаться вопросом, не является ли это тщеславием с нашей стороны в связи с огромными почестями, которые вы нам оказали. Нет, я думаю не об этом. Когда я говорю о вечной благодарности, я делаю это потому, что так народ Буэнос-Айреса шлет послание тем, кто мечтает подвергнуть бомбардировкам нашу родину, наши города (Аплодисменты и восклицания: "Куба, Куба, Куба, народ приветствует тебя!", "Буш, фашист, ты -- террорист!"); тем, кто мечтает уничтожить уже не только Революцию, а уничтожить народ, который был носителем этой Революции и который был способен выдержать более 40 лет блокады, актов агрессии и угроз нашей стране (Аплодисменты).

При подобных обстоятельствах невозможно подсчитать, сколько погибло детей, сколько погибло матерей, сколько погибло стариков, сколько погибло молодых и взрослых людей. В некоторых случаях выжившие остаются настолько изувеченными и настолько искалеченными, что задаешься вопросом, не предпочли бы они сто раз умереть в подобных обстоятельствах, чем жить таким образом, вследствие того, что было сделано без каких бы то ни было причин, беззаконно и безо всякого оправдания, в нарушение международных норм, в нарушение законов, которые, как мы считали, управляют этим миром, хотя многие из нас подозревали, что это был мир, в котором менее всего уважались законы и где устанавливался принцип силы как единственного оправдания для совершения любого рода преступлений, для подчинения наших народов, для захвата наших природных ресурсов, для того, чтобы навязать нам, как вы говорили, всемирную нацистско-фашистскую тиранию (Свист).

Это не преувеличение, не излишнее использование слов с нашей стороны, когда в один прекрасный день мы услышали, что 60 или более стран могут стать мишенью внезапных и превентивных атак; в истории никто никогда, никакая империя не выступала с подобными угрозами (Свист).

Когда было сказано о готовности начать любую атаку в любом глухом уголке земли, я не помню, чтобы когда-нибудь слышал подобные слова.

Когда было заявлено, что может быть использован любой вид оружия, как ядерное оружие, так и химическое оружие и биологическое оружие, помимо сверхсовременного оружия, которое уже никак нельзя назвать обычным, потому что оно способно причинить любое разрушение, мы вспомнили это: какое право имеет кто-либо угрожать народам таким образом?

Я задаю себе вопрос, не нужно ли здесь, на этом акте, ведь здесь нет яркого света, не нужно ли здесь зажечь побольше лампочек, чтобы мы не оказались глухим, темным уголком земли, который могут внезапно и превентивно атаковать (Аплодисменты).

Конечно, эта площадь и эта университетская лестница, которые мы видим, - это не глухой, темный уголок, это уголок, полный света, полный миллионов огней. Эта площадь и эта лестница - словно солнце, словно это солнце, которое мы видели, прибыв сюда, или которое мы видели сегодня утром, когда ездили к памятнику Хосе Марти, чтобы возложить там венок (Аплодисменты). (Из публики ему что-то говорят.) Да, но у памятника Сан-Мартину было еще немного рано, однако солнце светило уже очень сильно, и я подумал: карамба! Наше солнце сильное, оно прежде всего жаркое, и затем подумал: это солнце не такое жаркое, то есть, климат здесь холодный, но солнце сияло очень ярко.

Чувствовалось, что солнце очень сильное, потому что сейчас тут есть два солнца: то, что мы видели сегодня утром, что мы видели по приезде в эту страну, и солнце, которое мы видим здесь на этой университетской лестнице и на этой площади. Это идеи, идеи, которые освещают мир (Аплодисменты), это идеи, и когда я говорю об идеях, то имею в виду только справедливые идеи, те, что могут принести мир планете и могут найти решение серьезной угрозе войны или решить проблему насилия. Поэтому мы говорим о битве идей.

Я думаю -- поскольку я оптимист, - что этот мир может спастись, несмотря на совершенные ошибки, несмотря на созданную огромную и одностороннюю мощь, потому что я верю в превосходство идей над силой (Аплодисменты и возгласы), и это то, что мы видим здесь.

Я не намеревался сегодня вечером выступать с зажигательной речью, скорее я чувствовал своим долгом быть осторожным в выражениях. Конечно, я думал говорить главным образом о нашей стране и о мире, и это то, что я делаю, но я не могу делать этого, не видя вас здесь, не ощущая вашего присутствия на этом акте.

Скорее всего, я думал, поскольку мне также обрисовали картину спокойного зала, где все сидят, и я думал, я говорил себе: "О чем я должен говорить аргентинцам?" Произносить речь где-то в другом месте всегда сложно, непросто, нужно избегать любого слова, которое может кого-то задеть или может показаться неким вмешательством в чужие дела -- я не думаю, что произнес хотя бы одно слово, которое может показаться малейшим вмешательством во внутренние дела гостеприимной страны, где я нахожусь, - но я говорил себе: "О чем я должен говорить?" И я рассуждал таким образом: ораторы обычно навязывают слушателям определенную тему, думают говорить о тем и о сем, и тогда у меня появилась мысль не выдвигать никакой темы, а спросить у студентов, которые, как я предполагал, будут спокойно сидеть в зале, чтобы они сказали мне, какие темы их интересуют: задавайте мне вопросы по любой интересующей вас теме, пусть вы предложите тему, а не я бы говорил вам то, что мне больше захочется; этот способ казался мне более демократичным и более справедливым.

Так думал я до того, как произошло это землетрясение, моретрясение, ураган, который в сумерки разразился возле университета. Прибыв сюда, я решал, возможен ли этот метод, но он уже был невозможен. Тем не менее, мне кажется, что кто-то там сказал? я слышал голос, который сказал: расскажите нам о чем-то (Ему говорят, что о Че Геваре), о жизни Че (Аплодисменты).

Подробно не могу, в этих обстоятельствах это не имело бы смысла, но кое-что могу сказать. Меня спрашивали о Че (Возгласы), я говорил о нем сегодня утром перед памятником Сан-Мартину, потому что я всегда вспоминаю о нем как об одной из самых необыкновенных личностей, какие я знал.

Че не примкнул к нашим войскам как солдат, он был врач. В Мексике он находился случайно, до этого он был в Гватемале, объездил многие места Америки; был на шахтах, где работа тяжелее, он даже работал врачом в лепрозории в Амасонас.

Но я скажу вам об одной черте характера Че, которую больше всего ценил, среди стольких, ценимых мною: каждый конец недели он пытался подняться на Попокатепетль -- вулкан, находящийся недалеко от столицы. Он готовил свое оборудование -- это гора высокая, вечно покрытая снегом, - начинал восхождение, затрачивал огромные усилия и не добирался до вершины. Астма срывала все его попытки. На следующую неделю он вновь пытался взойти на "Попо" -- как он говорил - и не добирался; однако снова повторял попытки и так продолжал бы всю жизнь пытаться взойти на Попокатепетль, даже если никогда не достиг бы этой вершины (Аплодисменты и возгласы). Это дает представление о силе воли, о крепости духа, о его постоянстве -- вот одна из его черт.

Что еще? Другой его чертой было то, что когда наша группа была еще очень небольшой, всякий раз, когда нужен был доброволец для выполнения определенного задания, первым всегда вызывался Че (Аплодисменты).

Он как врач оставался с больными, потому что в определенных обстоятельствах, среди природы, в поросших лесом горах, преследуемые с самых разных направлений, сила, которую мы могли бы назвать главной, должна была двигаться, оставлять хорошо видный след, чтобы в какой-нибудь ближней точке мог находиться врач с теми, кому он оказывал медицинскую помощь. Было время, когда он был единственным врачом, пока не появились другие, и он оставался там.

Вспоминаю, поскольку вы просите меня рассказать про случаи, одну операцию, чрезвычайно опасную для всех, просто потому, что туда, где мы находились в горах, поступили сообщения о высадке в северной части провинции. Мы помнили свои перипетии, свои страдания в первые дни и в знак солидарности с высадившимися решили провести достаточно дерзкую акцию, которую с военной точки зрения проводить было неправильно, - просто напасть на воинскую часть, хорошо окопавшуюся на морском побережье.

Не буду приводить больше данных. В результате того боя, длившегося три часа, и нам еще изрядно повезло, потому что удалось нейтрализовать средства связи, после трех часов, когда закончился бой, в котором, как всегда, он был на высоте, оказалось, что убита и ранена треть бойцов, участвовавших в акции, что было не совсем обычно; тогда он в качестве врача оказал помощь раненым противникам -- были живые противники, не получившие ранений, но было и много раненых, и он оказал им помощь, - а также оказал помощь своим раненым товарищам (Аплодисменты).

Вы не представляет себе, каким отзывчивым был этот аргентинец! (Аплодисменты.) И я вспоминаю кое-что еще: один товарищ там был смертельно ранен, и он знал об этом; в тот момент нужно было срочно уйти из этого места, потому что с минуты на минуту должны были появиться самолеты, они чудом не появились во время боя, потому что это было первым, появлявшимся через 20 минут; но думаю, нам повезло, что мы сумели прервать связь несколькими меткими выстрелами. Это время у нас было, но нужно было оказать помощь раненым и быстро отойти, и я не могу забыть, это рассказал мне он, когда один товарищ, который неизбежно должен был умереть? Его нельзя было переносить; есть самые тяжелые раненые, которых нельзя переносить, вам приходится надеяться, раз вы оказали медицинскую помощь противникам, захватили определенное число пленных, пленных, к которым мы всегда относимся с уважением; никогда не было ни единого случая, чтобы пленного, захваченного в бою, избили или расстреляли (Аплодисменты). Иногда мы даже отдавали им свои лекарства, которых было очень мало.

Честно говоря, эта политика значительно помогла нам добиться успеха в ходе войны, потому что в любой борьбе вы должны добиться уважения противника (Аплодисменты). В любой борьбе -- повторяю, - тем или иным способом, поведение тех, кто защищает правое дело, должно быть направлено на то, чтобы добиться уважения противника.

В том случае мы вынуждены были оставить ряд раненых товарищей, которых нельзя было эвакуировать, среди них несколько тяжелораненых. Но что меня тронуло - это когда Че с болью рассказал мне, вспоминая тот момент: когда он знал, что товарища нельзя было спасти, он нагнулся и поцеловал его в лоб, того раненого товарища, который знал, что непременно умрет (Аплодисменты).

Это некоторые моменты, которые говорят вам о Че как о человеке, как об исключительном существе.

Кроме того, он был человеком высокой культуры, человеком большого ума; я уже говорил о его упорстве, его воле. Он был способен выполнить любое задание, которое ему давали после победы Революции. Был директором Национального банка Кубы, где в тот момент нужен был революционер, как, естественно, в любой другой; но Революция только что победила, и она располагала очень небольшими ресурсами, потому что резервы страны были разворованы.

Враги шутили, они всегда шутят, мы тоже шутим, однако шутка с политической подоплекой касалась того, что однажды я сказал: нужен экономист. Но они тогда перепутали и подумали, будто я сказал, что нужен коммунист, и поэтому туда отправился Че (Аплодисменты). Да, Че был революционером, был коммунистом и был прекрасным экономистом (Аплодисменты), потому что быть прекрасным экономистом - это зависит от того, что хочет сделать тот, кто руководит определенным фронтом экономики страны и кто руководит Национальным банком Кубы, так что он был там в своей двойной ипостаси - коммуниста и экономиста, и экономиста не потому, что у него был диплом, а потому, что он много читал и много наблюдал.

Че был пропагандистом добровольного труда в нашей стране, потому что каждое воскресенье он отправлялся когда на работу в сельском хозяйстве, когда - пробовать какую-то машину, когда - на стройку. Он оставил нам в наследство эту практику, которая, благодаря его примеру, завоевала симпатию, собрала сторонников, стала практикой для миллионов наших соотечественников.

Он оставил нам множество воспоминаний, и поэтому я говорю, что это один из самых благородных, самых необыкновенных и самых бескорыстных людей, которых я когда-либо знал, что не было бы столь важным, если бы мы не верили, что в народных массах таких людей, как он, - миллионы, миллионы и миллионы (Аплодисменты).

Люди, выделяющиеся особым образом, не могли бы ничего сделать, если бы у многих миллионов, таких же, как они, не было эмбриона этих качеств или способности их приобрести. Поэтому наша Революция была так заинтересована в борьбе с неграмотностью, в развитии образования (Аплодисменты).

Если я ранее говорил, что идеи сильнее оружия, то образование -- это лучшее орудие того, чтобы это живое существо, человек, мощно управляемый инстинктами или законами природы, который эволюционировал, как доказал Дарвин, что сегодня никто не оспаривает? Я имею в виду теорию эволюции и сказал, что никто ее не оспаривает, потому что помню момент, когда Папа Иоанн Павел II заявил, что теория эволюции не является несовместимой с учением о создании мира. И действительно я высоко ценю такого рода акции, потому что был положен конец противоречию между научной теорией и религиозным верованием. Но этот человек, если его поместить в джунгли, может вести себя как животное в джунглях; он обладает умом, известно, сколько граммов мозга есть в человеческой голове, и даже известно, что это единственное живое существо, мозг которого продолжает расти еще два с половиной года после рождения, вы, университетские студенты, это знаете, вы наверное читали об этом. Это оказывает огромное влияние на развитие умственных способностей.

Ребенок, не получающий с питанием всего нужного, пока ему не исполнится двух с половиной лет, достигает шести лет, возраста подготовительного класса или школьного, с менее развитыми умственными способностями по сравнению с детьми, которые питаются как должно (Аплодисменты). И я должен сказать, что одним из самого важного, если мы хотим равенства, является, по крайней мере, право достичь шести лет с умственным потенциалом, с которым ребенок рождается, и мы знаем, что те -- в мире их сотни миллионов, -- кто не питается должным образом в этом возрасте, достигают школьного возраста -- если бы были школы, если бы были учителя, способные их обучать, - с меньшими возможностями учиться; хотя также может произойти, что, питаясь надлежащим образом на этом этапе, они потом останутся без школ и без учителей (Аплодисменты).

Но что происходит с самыми бедными слоями населения Земли, которые сконцентрированы, главным образом, в странах третьего мира, составляющих четыре пятых человечества? В этих регионах сконцентрированы бедняки, голодающие, те, кто не может достичь этого уровня заложенных в них, но не развитых способностей, те, у кого нет даже школ.

Если вам говорят, что в мире существует 860 миллионов неграмотных взрослых, то вам сразу же объясняют, что почти 90% этих 860 миллионов неграмотных живут в странах третьего мира. Надо добавить, что есть неграмотные в высокоразвитых странах, в этой огромной стране - соседе нашей родины есть миллионы неграмотных (Свист и крики), полностью неграмотных, но есть десятки миллионов функциональных неграмотных. И пусть никто не считает это? (Восклицания: "Врач"). Что вы говорите, врач, что вы говорите о враче? (Ему что-то говорят.)

Я сказал десятки, на самом деле их сотни. Ладно, нет, не в развитых странах, я говорю о странах третьего мира.

(Ему говорят, что нужен врач для кого-то из публики.) Врач? Здесь есть врач, кому нужен врач? Проведите туда товарища, побыстрее. Мы отправили врача, увидите, как быстро он придет.

Я говорил вам -- и затягиваю выступление не по своей воле -- о двух очень важных проблемах, тесно связанных между собой, они называются образование и здравоохранение. Итак, мы говорили об аргентинском враче, превратившемся в солдата, но ни на минуту не переставшем быть врачом, вот что побудило нас объяснять эти вещи, а потом я вам говорил, что именно образование превращает маленькое животное в человека. Не забывайте этого (Аплодисменты), именно образование способно заставить его преодолеть инстинкты, данные ему природой. Более того, добавлю, что образование могло бы освободить тюрьмы, где находятся те, кто не получил образования, кто не питался должным образом, потому что даже на нашей собственной родине мы не сразу открыли, что сколько бы законов ни издавалось, сколько бы школ ни строилось, сколько бы учителей ни готовилось, всегда, по той или иной причине, можно будет делать намного больше ради образования людей. В нашем обществе, поскольку имеются сотни тысяч специалистов с высшим образованием и представителей интеллигенции, влияние семьи является решающим.

Когда вы идете в тюрьму и изучаете молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет, заключенных там, то видите, что они происходят из самых скромных, самых бедных слоев населения (Аплодисменты), происходят из, как мы могли бы их назвать, маргинальных районов. Когда же, наоборот, вы изучаете социальный состав в школах, в которые очень стремятся и куда поступают с учетом отметок за все годы, то получается обратное: огромное большинство составляют дети родителей-интеллигентов или творческих работников.

Учтите, я не говорю о классовых различиях с экономической точки зрения; проблема строительства нового общества намного сложнее, чем кажется, потому что на этом пути открываешь многое. Если вы начали бороться с 30% неграмотности и 90% полной и функциональной неграмотности, вы сосредотачиваете внимание на этих задачах, а когда проходят годы и когда вы занимаетесь более глубоким изучением общества, только тогда вы понимаете, какое влияние имеет образование.

Могу вам сказать, что в самых бедных слоях, в маргинальных районах, где семьи чаще распадаются, этот распад семьи имеет огромное влияние. Например, вы видите, что 70% детей, происходящих из распавшихся семей, где даже до 19% живут не со своим отцом или матерью, а с каким-нибудь родственником, который воспитывает их, и когда то же случается в семье интеллигентов, то с их ребенком не происходит того же самого, хотя семья и распалась. Обычно они остаются с отцом или с матерью; в нашей стране дети обычно остаются с матерью, и на Кубе женщины составляют 65% технической силы страны (Аплодисменты). Это именно так, как я вам говорю, немного более 65%, и обратите внимание на эти явления. Что может объяснить это, если не образование? То есть, уровень образования родителей, даже после победы революции, продолжает значительнейшим образом влиять на последующую судьбу детей.

При определенных обстоятельствах вполне может случиться, что дети из более бедных слоев или с меньшим запасом знаний, я уже не говорю об экономическом положении семьи, а об уровне образования семьи, как обнаружено, этот уровень продолжает оставаться таким же на протяжении десятков лет, и тогда можно сказать -- как мы иногда говорим в некоторых случаях: у этих людей, выполняющих такое-то дело или такие-то вспомогательные операции, дети никогда не будут директорами предприятий, управляющими, никогда не будут занимать важные посты; их, в первую очередь, ждут тюрьмы.

Мы занялись изучением этих и еще кое-каких других вопросов, сейчас не время их объяснять. Просто говорю об этом, чтобы сказать, что без по-настоящему глубокой революции в области образования, несправедливость и неравенство продолжат существовать даже в условиях материальной удовлетворенности всех граждан страны (Аплодисменты).

В нашей стране мы гарантируем литр молока каждому ребенку до семи лет (Аплодисменты). Начиная с этого возраста, по причине дефицита наших ресурсов, мы гарантируем им молоко другого типа, потому что, к счастью, такие возможности имеются.

Так вот, это молоко мы гарантируем детям по цене менее одного цента (Аплодисменты). На один доллар, который присылает кому-либо друг, проживающий в Америке, этот человек может покупать молоко в течение 104 дней (Аплодисменты).

В нашей стране блокада вынудила нас нормировать продукты, эта блокада длится 44 года (Свист), но в нашей стране нет ни одного ребенка без школы, ни единого ребенка без школы (Аплодисменты).

В нашей стране даже дети, которые рождаются с каким-либо умственным дефектом -- и мы глубоко изучаем это, причины, вызывающие различные виды умственной отсталости: легкую, умеренную, тяжелую или глубокую, каждую с их характеристиками; к счастью, чаще всего бывают случаи легкой и умеренной умственной отсталости, - в настоящий момент мы заводим личное дело на каждого из них, и не только на ребенка, но также и на сто сорок с лишним тысяч человек разных возрастов с различными проблемами умственной отсталости. Сюда входят все дети, имеющие какой-либо физический или умственный дефект, слепые, глухонемые или, что еще ужаснее, -- слепые и глухонемые одновременно.

Есть человеческие трагедии, которые, чтобы их узнать, нужно исследовать, и о которых мы не знали с первого дня. Все эти вещи мы открывали на практике и борясь за образование так, как мы боролись.

Для них имеются специальные школы, 55 000 детей обучаются в специальных школах.

Мы заявили, что недостаточно того, чтобы такой ребенок ходил в специальную школу с шестого по девятый класс. Мы сказали, что после такой школы, если этот ребенок не может учиться дальше -- с девятого по двенадцатый класс, то есть в полной средней школе, или получить технические знания, учиться в профтехучилище, то пусть он заканчивает девятый класс за время, которое ему понадобится, если ему нужен дополнительно год или два, и выходит оттуда подготовленным для выполнения посильной ему работы и, кроме того, с обеспеченным рабочим местом (Аплодисменты).

Нельзя недооценивать детей с такого рода проблемами, у них есть способности для многого, и мы уже не миримся, не можем мириться, потому что мы были бы несознательными, если бы обучали их только тому, чему можно обучить ребенка с такими ограничениями, в большинстве легкими и умеренными.

Без внимания не остается ни один ребенок, каким бы ни был его дефект. Мы можем быть удовлетворены тем, что, несмотря на блокаду, которая длится уже 44 года, у нас нет ни одного ребенка, нуждающегося в специальном образовании и не имеющего школы (Аплодисменты).

Хочу добавить один факт, и пусть никто не рассматривает это как тщеславие со стороны нашего народа, поскольку от того, что я всегда говорю в отношении сделанного нами в области образования и здравоохранения, нам становится стыдно по мере того, как мы открываем все новые и новые возможности, стыдно за то, что мы не открыли этого раньше. Пусть никто не думает, что Куба хвастается успехами, могу заверить вас в том, что мы и сами этого не знали.

Мы проводили сравнения, пользуясь данными ЮНЕСКО и исследований, сделанных ею в отношении уровня образования, и в нашей стране уровень знаний по родному языку и математике у детей четвертого и пятого классов почти вдвое выше, чем у детей остальных стран Латинской Америки и также Соединенных Штатов, так что не думайте, что только Латинской Америки (Аплодисменты).

Знаю, что говорю вам о стране с высоким уровнем образования и культуры; знаю, каков аргентинский народ и каковы его знания. В нашей стране сегодня эти уровни самые высокие, но Аргентина находится в числе других стран, четырех или пяти, которые приближаются, хотя и находясь на довольно большом расстоянии, к уровню нашей страны; но наше внимание больше привлекло то, что мы обнаружили, что у наших учеников начальной школы знания родного языка и математики выше, чем у детей самых развитых стран мира (Аплодисменты).

То есть, наша страна сегодня занимает это место, так же, как показатель детской смертности в нашей стране - менее семи на каждую 1 000 родившихся живыми на первом году жизни, -- в прошлом году он составил 6,5, в предыдущем он был 6,2, и мы думаем его снизить. Мы даже не знали, может ли в тропической стране показатель детской смертности снизиться до такого уровня, потому что на это влияет много факторов: влияет климат, сказывается даже генетический потенциал населения каждой страны, такие факторы, независимо от других факторов, как медицинская помощь, питание и так далее. Мы не знали, мог ли этот показатель быть ниже 10, и нас очень вдохновило, когда мы добились этого.

Не думайте, что лучшие показатели были достигнуты в столице, есть целые провинции, где детская смертность даже ниже пяти, и этот показатель более или менее одинаков. У нас не происходит, как в соседней стране, где в некоторых местах, в которых живут люди с большими средствами, с лучшей медицинской помощью и лучшим питанием и так далее и так далее, показатель детской смертности может быть четыре или пять, а в других, как в самой столице Соединенных Штатов, где есть много бедняков и где живут другие этнические группы, афроамериканцы, у которых нет должного медицинского обслуживания, детская смертность может быть в три, в четыре или в пять раз выше показателя детской смертности в определенных местах, где люди имеют доступ ко всем видам услуг (Аплодисменты).

Мы знаем, что происходит с латиноамериканцами и афроамериканцами и с людьми из других регионов мира, нам известны их показатели детской смертности, их показатели продолжительности жизни, их показатели здравоохранения, так же, как нам известно, что более чем 40 миллионам американцев не гарантировано медицинское обслуживание.

Когда я говорю об американцах, я никогда не говорю с ненавистью, потому что наша Революция не учила нас ненавидеть; она основана на идеях, а не на фанатизме, не на шовинизме (Аплодисменты и возгласы). Мы обладаем привилегией знать, что все мы братья, и наш народ воспитывается на чувствах дружбы и солидарности, которые мы рассматриваем как интернационалистские чувства (Аплодисменты и возгласы).

Сотни тысяч наших соотечественников прошли эту школу, поэтому я могу сказать, что не так-то просто уничтожить Революцию, что не так-то просто задушить волю нашего народа, в силу взращенных в нем идей, концепций и чувств, потому что как идеи, так и чувства следует взращивать, из этой истины мы исходим; однако народ, достигший определенного уровня знаний, способности понимать проблемы, способности объединяться и быть дисциплинированным, не так-то просто смести с лица земли (Аплодисменты и возгласы). Именно поэтому, несмотря на эти нацистско-фашистские теории, мы убеждены в том, что за нападение на нашу страну пришлось бы заплатить, как я уже говорил, чрезвычайно высокую цену, поскольку это народ, который никогда не сдастся, который никогда не прекратит борьбу (Аплодисменты и возгласы), и пока существует хотя бы один мужчина или одна женщина, способные сражаться, этот мужчина или эта женщина будут продолжать сражение.

Зная этого противника на протяжении многих десятилетий, наша страна должна была научиться защищаться. Наша страна не бросает бомбы на другие народы, не посылает тысячи самолетов бомбить города; наша страна не имеет ни ядерного оружия, ни химического оружия, ни биологического оружия (Аплодисменты и возгласы). Десятки тысяч ученых и врачей, которыми располагает наша страна, воспитывались на идее спасать людей (Аплодисменты). Заставить ученого или врача производить вещества, бактерии или вирусы, способные привести к смерти других людей, полностью противоречило бы его концепциям.

Выдвигались даже обвинения в том, что Куба занимается исследованиями в целях производства биологического оружия. В нашей стране проводятся исследования для того, чтобы лечить такие тяжелые заболевания, как менингококковый менингит, гепатит, посредством вакцин, которые изготавливаются методами генной инженерии, или - что крайне важно, - идет поиск вакцин и терапевтических препаратов, создаваемых методом молекулярной иммунологии, -- простите, что я употребил этот технический термин, это значит путем методов, прямо атакующих злокачественные клетки; и одни из них могут предупреждать заболевания, другие могут даже их лечить, и мы продвигаемся вперед по этому пути. Это гордость наших врачей и наших научно-исследовательских центров.

Десятки тысяч кубинских врачей оказывали и оказывают интернационалистскую помощь в самых отдаленных и труднодоступных местах. Однажды я сказал, что мы никогда не смогли бы и не станем совершать превентивных и внезапных атак на какой бы то ни было глухой уголок мира; наоборот, наша страна способна посылать всех нужных врачей в самые глухие уголки мира (Аплодисменты и возгласы). Врачей, а не бомбы, врачей, а не "умное" сверхточное оружие, потому что, в конце концов, предательски убивающее оружие абсолютно не может быть умным оружием (Аплодисменты и восклицания: "Оле, оле, оле, Фидель, Фидель!").

Как видите, мои слова, обращенные к вам, студентам, все время касались этих вопросов, которые являются для нас самой большой гордостью Революции.

Кое-кто утверждает, что на Кубе Революция идет по очень верному пути в области образования -- по крайней мере, это они признают, - в здравоохранении -- по крайней мере, это они признают, - и что спорт тоже находится на хорошем уровне, а я знаю, что вы большие любители спорта и что эти восклицания "оле, оле" вышли оттуда, я слышал их на каких-то спортивных соревнованиях (Смех), где вы были чемпионами, разделив эту честь с бразильцами (Восклицания: "Оле, оле, Фидель, Фидель!"). Но они должны будут сказать и сказать довольно скоро, что Куба быстро продвигается в области культуры и искусства (Аплодисменты). И мы стремимся не только к развитию художественной культуры, мы стремимся к развитию общей культуры для всех.

Могу сообщить вам кое-какие мало известные факты: в нашей стране за последние три года университеты не то что умножаются, из тех немногих, что были раньше, один медицинских факультет, сегодня их стало 22, и один из них называется Латиноамериканский медицинский институт (Аплодисменты), в котором обучается около 7 000 студентов из латиноамериканских стран, и эта цифра в будущем достигнет 10 000 студентов (Аплодисменты); а известно, что в Соединенных Штатах университетское образование, особенно медицинское, стоит, по меньше мере, 200 000 долларов (Возгласы).

Когда они выйдут из этого института, который действует уже несколько лет, 10 000 студентов, только в этой области, сотрудничество нашей страны со странами третьего мира будет равнозначно 2 миллиардам долларов - вот доказательство того, что если страна, пусть даже бедная, очень бедная, руководствуется справедливыми идеями, она может сделать многое (Аплодисменты).

Это страна, живущая в условиях блокады 44 года; это страна, на которую, после падения социалистического лагеря, с которым мы торговали и обеспечивали свое снабжение -- покупая у них и торгуя с ними, - империализм надавил еще больше, ужесточив свои экономические меры в силу законов Торричелли и Хелмса-Бертона (Свист и выкрики).

Кроме того, существует преступный закон, который мы называем законом-убийцей: Закон об урегулировании статуса кубинских эмигрантов, он применяется только к единственной стране мира -- к Кубе. Тому, кому они никогда не дали бы визы из-за его уголовного прошлого или по иной причине, если он приедет туда на ворованном судне, или на ворованном самолете, или любым другим путем, тут же ipso facto дают право на проживание и даже на то, чтобы он мог начать работать прямо на следующий день.

Смотрите хорошенько: на границе Мексики с Соединенными Штатами погибает около 500 человек в год, погибает страшной смертью, потому что они предложили этой стране, или навязали ей -- как угодно -- договор, именуемый Договор о свободной торговле, который подразумевает свободное передвижение товаров и капиталов, но не свободное передвижение людей (Аплодисменты), и в то время как они применяют к нашей стране этот Закон об урегулировании, который мы не просим для других, потому что это преступный закон, мы действительно заявляем, чтобы такое право предоставили людям эти господа, обвиняющие весь мир в нарушении прав человека, - нечто, что в отношении Кубы они могут сделать лишь на основе подлой клеветы и постыдной, нелепой лжи, по их вине гибнут сотни мексиканцев и латиноамериканцев там, где ежегодно гибнет больше людей, чем погибло за 29 лет существования Берлинской стены (Аплодисменты).

Опубликовал Владимир, Автор/источник: http://www.posolstvo-cuba.ru/

Комментировать
Вы не залогинены! Регистрация
Последние статьи
«Финансовая грамотность» - встречайте новый предмет в школах! 0
Первый класс или что ждет родителей будущего первоклашки 0
Знания и опыт – два главных козыря в твоей жизни 0
Пять аргументов, которые говорят за полную отмену ЕГЭ (часть 4) 3
Пять аргументов, которые говорят за полную отмену ЕГЭ (часть 3) 3
Пять аргументов, которые говорят за полную отмену ЕГЭ (часть 2) 6
Пять аргументов, которые говорят за полную отмену ЕГЭ (часть 1) 3
Реформа образования ведёт к заметному снижению бюджетных мест 4
Недовольство реформой образование переросло в митинг 0
ЕГЭ разрушает нашу систему образования 0
Дистанционное обучение - «за» или «против»? 0
На что имеют право родители школьников? Часть 2 0
На что имеют право родители школьников? Часть 1 0
Сужение льгот для олимпиадников 0
О нововведениях в вузах 0
Введут обучение в вузах России на двух языках 0
ЕГЭ станет еще жёстче 0
Совершенствование учебников для средних школ 0
Пореформенное образование в современной России - 2 0
Пореформенное образование в современной России 0
Некоторые замечания к систематическому курсу 0
Готовится реформа высшего образования 0
Систематическое изучение курса химии курса химии в среднем образовании (ч.2) 0
Систематическое изучение курса химии курса химии в среднем образовании 0
Мобильные телефоны запретят проносить на ЕГЭ 0
Демографический кризис добирается до ВУЗов. Часть педагогов останется "на улице" 0
Учителя должны уметь работать за компьютером 0
Положительные стороны комплексных программ 0
Неприятие комплексной программы в некоторых городах 0
Учебные руководства для комплексной программы 0
Комплексное обучение. Новая программа 0
Комплексный подход 0
Осталось две недели... 0
ВЦИОМ провёл очередной опрос 0
Кремль готовит очередное поколение П? 0
Паспорт здоровья - каждому школьнику! 0
Частные школы получат новые права, а вузы сменят статус 0
Сдача ЕГЭ теперь будет возможно и за пределами РФ 0
В университет теперь можно будет поступить только по «паспорту успеваемости» 2
Московский проект 0
Ректоры недовольны приемом 0
100 баллов за ЕГЭ - это "через чюр" 0
И снова о дебилах 0
Петроградский проект 0
Первые шаги в перестройке школьной системы в новых (советских) условиях 0
Развитие химии как предмета в советской средней школе 0
Химия в кадетских корпусах 0
Химия в специальных учебных заведениях 0
Химия в реальных училищах 0
Женские и мужские гимназии 0
Привет, Гость
Войти
Идентификация
Я забыл свой пароль
Регистрация
RSS фиды
Свежекомментированные статьи
Воспоминания о Ю. Лотмане (0)
13 июня 2002 г. (0)
2 мая 2003 года (чать вторая) (0)
Реформа И.Д. Делянова (0)
2 мая 2003 года (чать первая) (0)
Химия в реальных училищах (0)
Черный пиар (0)
Очередной упадок естественного образования. Реформа Д.А. Толстого (0)
4 мая 2003 года (0)
СИСТЕМА МАКАРЕНКО - САМАЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ (0)
Спящий в метро мальчик (0)
Страна без чупа-чупсов и (0)
Роман Чернышевского (0)
Демократия без кавычек (1)
4 мая 2003 года (Часть I) (0)
Глобализация в отдельно взятой стране (0)
Некоторые замечания к систематическому курсу (0)
Чему научат в школе? (0)
Linux в образование! (0)
Дурацкий остров (0)
21 марта 2002 г. (0)
Побеги зла (0)
Безграмотность и ее причины (0)
Осторожно, кофточка! (0)
Так загубили науку в России! (0)
Выступление Президента Республики Куба Фиделя Кастро Руса на торжественном акте награждения матерей и жен пяти Героев Республики Куба – узников империи, состоявшемся в театре «Карл Маркс» 8 марта 2002 года (3)
Экзамен для самых свободных и демократичных (0)
Первые шаги в перестройке школьной системы в новых (советских) условиях (0)
Суицидальный синдром как следствие отказа от поисковой активности (0)
8 июня 2002 г. (0)
25 мая 2002 г. (0)
Поисковая активность как основа новой педагогики (0)
Уничтожение интеллекта (0)
13 мая 2002 г. (0)
О концепциях образования (0)
Дмитрий Иванович Менделеев (0)
Макаренко, какого мы никогда не знали (0)
Философско-педагогические идеи В. А. Сухомлинского (0)
4 мая 2003 года (Часть II) (0)
26 июля 2003 года (0)
4 января 2004 года (0)
1 мая 2002 г. (0)
РЕЧЬ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КУБА, ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ФИДЕЛЯ КАСТРО РУСА НА ОТКРЫТИИ ЗАСЕДАНИЯ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ VI СЕССИИ КОНФЕРЕНЦИИ СТОРОН КОНВЕНЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО БОРЬБЕ С ОПУСТЫНИВАНИЕМ И ЗАСУХОЙ. ГАВАНА, 1-ОЕ СЕНТЯБРЯ 2003 ГОДА. (0)
26 июня 2002 г. (0)
1 июня 2002 г. (0)
15 июня 2002 г. (0)
9 сентября 2003 года (0)
12 мая 2002 г. (0)
4 апреля 2002 г. (0)
22 апреля 2002 г. (0)
Generation time:0.32
2.28 MB